Православный разговор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Православный разговор » Тестовый форум » Благотворительный форум помощи детям "ЛУЧ"


Благотворительный форум помощи детям "ЛУЧ"

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

По материалам сайта lichnoeuchastie.ru. "ЛУЧ" (Личное УЧастие).

Друзья! Если Вам не сложно, предложите каждый идею шефства в Вашей организации. Вовсе не обязательно заканчивать уже имеющиеся проекты, но было бы замечательно, если бы везде появилась информация и о шефстве и продвижение этого вида помощи детям.
Можете скопировать обращение:

Предлагаю идею шефства!

Дать сиротам хотя бы часть того, чего они лишены - личного участия в их жизни.

Чем больше я бываю в детдомах, тем больше понимаю: больше всего там не хватает людей. Не тех людей, которые несут подарки, конфеты, праздники и веселье. А тех людей, которые готовы прийти в детский дом и подарить детям себя, свои навыки и умения, не скрываясь за мишурой подарков и сладостей. Не боящиеся стать ребёнку настоящим другом, который готов разделить с ним его радости и невзгоды, научить чему-то, стать близким, помочь поверить в себя.

Возможно, именно Вы поможете конкретному человеку, брошенному на произвол судьбы, состояться в жизни.

Многие из нас занятые люди, имеют мало времени, денег, но всё-таки многие могут выделить один (несколько) день в месяц на то, чтобы посвятить его помощи тому, кто в этом бескорыстно нуждается. Тому, кто без нашей помощи просто не сможет встать на ноги. А кое-кто из нас даже ездит в детдома на постоянной основе, а значит, что есть все ресурсы на то, чтобы сделать детей успешнее.

Кто ещё, кроме нас с Вами, обычных людей, сможет взять, и выделив из своей важной жизни совсем немного времени, решиться на то, чтобы одного одинокого ребёнка сделать не одиноким хотя бы насколько это возможно?

Государство ли? На данный момент оно может только либо бездействовать, либо выделять деньги на детдома, приёмные семьи.

Но кто может донести до сознания людей, что только если каждый из нас, граждан государства, приложит усилия и попытается сделать конкретного ребёнка любимым нами, то большой процент таких детей встанет на ноги, а не просто получит возможность получать мат. блага от государства и конфетно-подарочные от "волонтёров"?

Когда у ребёнка из детского дома есть тот, кто его "сопровождает", любит, ждёт, даже если всего раз в месяц, он словно становится совсем не тем сиротой, какие живут в детдомах. Словно одним одиноким ребёнком в мире становится меньше.

Если всегда думать о том, что всех не осчастливишь, что если тяжело взять ответственность спасать одного, то лучше просто веселить всех, что просто лучше не думать... то мы никогда не сможем помочь и одному человеку.

Только стоит помнить, говоря образно, что детство в детском доме - горько-сладкое. Горькое, потому что неизбежно им приходится на себе испытывать тяжёлые жизненные условия, а сладкое - потому что вместо того, чтобы дать им основную пищу, питающую жизнь, их пытаются закормить "конфетами". А основной пищи им почему-то никто не предлагает. И они, попросту с голодным желудком и воротя нос от пичкания горьким, летят к сладостям. На эту "беду" к ним очень живо также летят волонтёры, уже приготовившие очередные конфеты. И они их едят. Потому что больше нечего. А к выпуску из детского дома их животы настолько "испорчены", что долго многие из них не проживают.

Переведя это на реальный язык, дети в детском доме получают недюжинное горе, полное отсутствие любви и заботы со стороны конкретного близкого человека, жизненных навыков, которым их не учат, но зато с большой регулярностью получают подарки, конфеты, праздники и увеселительные мероприятия, часто поверхностное общение разовых "гостей". К выпуску на своём счету у них целая вереница этих "частичек тепла" (как они выражаются), которыми их наделили волонтёры, отсутствие багажа знаний и, конечно же, близкого человека. 90% детей из детских домов так и не встают на ноги.

Если вы не готовы к ответственности адресной поддержки конкретному ребёнку, это вовсе не означает, что нужно перестать ездить к детям. "Очень часто именно постоянство участия в жизни сирот приводит к тому, что через какое-то время люди либо начинают понимать, либо нет, что есть более важное дело - будущее детей-сирот" ((с) А. Гезалов). Просто необходимо расставить приоритеты. Чем мои действия помогут ребёнку?

Это могут быть и обучающие занятия, такие как, например, готовка, и помощь группе детей в выборе проф. ориентации, и умение работать на компьютере, уход в больнице, помощь в решении их насущных, а иногда и личных проблем... список можно продолжать бесконечно.

Вы можете делать для детей разное, но любое Ваше действие должно идти только в сторону их благополучия, причём во временной перспективе, их повышения шансов на успешный вход во взрослую жизнь.

Мы очень надеемся, что Вы идёте или будете идти в правильном направлении, и, конечно же, если Вы наберётесь смелости и попытаетесь помочь выжить хотя бы одному ребёнку. Просто потому, что всем помочь нельзя. А лично Вы можете помочь конкретному сироте. Кто-то другой - другому.
Персональное шефство - это вид адресной помощи сиротам с учетом их индивидуальных потребностей. Человек, условно говоря, "берёт" ребёнка, и делает для него всё, что может: навещает раз в срок, занимается чем-то, учит навыкам, поддерживает психологически, если возможно, занимается его распространением для семейного устройства, уделяет внимание, помогает адаптироваться, и, конечно же, относится к нему как к личности и любит.

Идея шефства вовсе не означает, что не существует никаких других форм помощи сиротам.
Это и пиар детей для усыновления, и устоявшиеся регулярные группы по занятиям социализации детей, и сбор гигиенических средств, и помощь кризисным семьям, содействие в сохранении семьи, уход за детьми в больницах и т.д.

Просто это было бы очень важно, если бы в каждой организации наряду с остальными был бы проект шефства.

Ведь детей в детских домах очень много, а у большинства из них почти нет шансов на семью. Здесь личная поддержка оказалась бы для него "спасительной" формой. Личная, адресная поддержка позволит сироте стать действительно, по-настоящему, кому-то нужным, а кроме того получить опыт длительных, регулярных, развивающих отношений.

То, чего лишены дети-сироты, живущие в детдомах - это не мат. блага. То, чего они лишены - это личного, настоящего, длительного участия конкретного человека в их жизни.

Конечно, пользу приносит именно осознанное шефство, человек должен действительно всё понимать, пройти хотя бы возможное обучение шефству.

Мы стараемся отфильтровывать людей, которые поиграются и бросят, и не будут знать о многих других проблемах заранее.

Вся информация и обучение созданы не только для того, чтобы набрать шефов, но и оградить от шефства тех, кто к нему не готов.

На сайте есть:
1) Пошаговая помощь в становлении шефом, предоставление способов, организаций, в которых уже есть проект шефства.
2) Статьи о шефстве, о подводных камнях и зачем это вообще нужно.
3) Возможность вести дневник шефа. Доступно даже для тех, кто только хочет им стать. Ведь важно следить за тем, как происходит достижение цели.
В скором времени Вы увидите там успешные истории шефства, а также такие, в которых рассказано о допущенных грубых ошибках, что поможет Вам их избежать.

lichnoeuchastie.ru.
vk.com/lichnoeuchastie.

Отредактировано marishoni (2012-04-28 18:09:16)

* * *

«Книга жизни»
или
Сказка о звёздном мальчике

Почему я туда пошла? Я хотела изменить мир. Но не так, как Вы могли бы подумать. Не мир для всех и всего сам по себе, я хотела изменить мир хотя бы для одного человека…

Материально помогать мне не хотелось. Да и нечем… И разве кому-то одинокому на душе станет лучше от этого? Голод спасается едой, а одиночество – людьми.

Много времени не теряя, я нашла то, что как мне казалось, было нужно. Денег для этого не надо, сбора вещей – тоже. Это было то, к чему я так стремилась – прямой контакт с тем, кому я помогаю. Без вещей, денег, лишней мишуры. Только я и мои старания, которые я могу принести человеку в этот день.

Уход за детьми-сиротами в больницах города. Именно тогда я впервые об этом узнала. Мне это подходило практически по всем параметрам, кроме двух. Хотелось приходить туда, где будут одни и те же дети, чтобы не было этого горького чувства расставания… Я ведь потом много слышала о волонтёрах, которые пытались проследить судьбу конкретного ребёнка, и что каждого волонтёра пытаются от этого предупредить. Нас пытались научить помогать «Здесь и сейчас», не взирая на «до» и «после» в составе цепочки судьбы каждого. Но ведь не удержаться…

После массы звонков меня всё-таки записали на собеседование, которое я успешно прошла. Оставалось только сдать все нужные анализы и окончательно выбрать больницу. Мне в этот период жизни почему-то хотелось ходить к самым маленьким, грудничкам. Но на данное время набор волонтёров туда был приостановлен, и я выбрала другую больницу, где дети лежали подолгу и часто имели страшные внешние дефекты, не имели рук, ног…

* * *

Это малыш из сказки. Светлые волосы, чёрные блестящие глаза, таящие недетскую боль, но по-детски нескрываемую радость миру.
Судьба подбросила ему нелёгкий труд: труд с рождения выживать без родителей, и труд борьбы с недугом. Все свои недетские проблемы этот мальчик с младенчества переживал один.
И как жизнерадостно у него это получается!

Сколько бы ни получал он оплеух и криков со стороны персонала, он умеет не плакать, и даже улыбаться им в ответ. Да, жизнь научила его этому.
Очень рассудительный и самостоятельный, меня не перестают поражать его краткие, точные и мудрые детские мысли.

Познакомились с ним, когда ему было всего 5, на фоне волонтёрского ухода за детьми-сиротами в больнице. Я тогда закачивала школу и приезжала в детскую больницу к тяжело больным детям для того, чтобы обеспечить им гигиенический уход, а также позаниматься с ними, поиграть, научить чему-то.

Почему я туда пошла? Я хотела изменить мир. Но не так, как вы могли бы подумать. Не мир для всех и всего сам по себе, я хотела изменить мир хотя бы для одного человека…

Лежал он там долго... Это был первый ребёнок, которого я там встретила. Сперва показался обычным мальчиком, светлые волосы, чёрные глаза, слегка большая головка. Сидел на ручке инвалидной коляски и игрался с больничным краном в палате...

Он добрый, шаловливый, неунывающий мальчишка. Иногда капризный, иногда не умеющий вести себя. Но он совсем не злобный и тем, кто с ним добр, пытается отплатить тем же, делится с ними всем тем, что у него есть.

Это был мальчик со светло-русыми волосами и чёрными большими глазищами-звёздами и незабываемой, жизнерадостной улыбкой. Ножки совсем худенькие, как спички, с безжалостно воткнутыми в них штырями аппарата Елизарова. Сильные ручки, которыми он орудовал и которыми поднимал своё тельце.

Начали взаимодействовать, привыкать друг к другу. Уже каждую свободную минуту я мчалась к нему. Мы стали друг другу очень близкими и сильно привязались. Он всегда из волонтёров ждал меня с некоторой особенностью, всегда просил именно меня его уложить спать, покормить, подмыть, поиграть с ним. Всё время мы проводили вместе, много смеялись, много гуляли, делились личными впечатлениями.

Через несколько месяцев его выписали... И я его потеряла.

9 месяцев я его разыскивала, и когда нашла, поняла, что лучше, чем личное участие, поддержка на протяжении жизни, я ему ничего не дам. Что не могу больше приходить и уходить к разным детям, ничего толком им не давая, ведь давать по-настоящему можно только адресно конретному ребёнку, только тогда моя помощь скажется на судьбе конкретного ребёнка и не пройдёт мимо него, тогда как помощь людей "сиротам вообще" как правило, проходит мимо них...

Разыскав его (это можно назвать "счастливой случайностью"), перед самой встречей, я очень волновалась. Мне было отведено на встречу не более часа, так как после этого его увозили обратно в интернат. Больше всего меня мучил вопрос: не забыл ли он меня? Почти год не виделись. А волонтёров в его жизни было достаточно, разных, постоянно меняющихся...

И вот этот момент настал, я пришла. Мне самой в этот момент было по-детски страшно. Вхожу, иду по коридору. Я очень по нему скучала. Иду по коридору дальше... вдруг сзади меня кто-то окликает. Я слышу чей-то до боли знакомый голосок. И слышу: "Привет, Любовь Моя!".

И тогда я уже радостно оглянулась. И увидела в конце коридора мальчика на коляске, который гнал ко мне. Сложно описать мои чувства, которые были в тот момент. Он кричит Мне! Он меня помнит! Он едет ко мне на коляске, а я бегу к нему. И я сажусь у его коляски на колени, и он берёт меня за руки. Он крепко обнимает меня. Мы смотрим друг другу в глаза. Я снова вижу эти глаза-звёзды, смотрящие на меня слегка вниз, сидящей перед ним. И сидим так. У меня даже нет слов… Я ничего у него не спрашиваю, и он ничего у меня не спрашивает. И какое-то время мы просто сидим, взявшись за руки, и глядим друг на друга.

Потом мы вместе с ним начали вспоминать, как были в той больнице, наши маленькие события и приключения.

Я нашла его за несколько дней до выписки из другой больницы. Нашла чудом. Когда я приехала, его должны были через час забрать в детский дом. И вот его забрали... А в детский дом этот не пускали не только людей с улицы, но даже волонтёров. Детский дом не московский, из области. Ехать туда долго...

Очень долго, тяжело и почти безнадёжно я пыталась пробиться в этот детский дом. Шансы были равны нулю. Я почти потеряла надежду. Было много звонков, договоров, даже встречалась с директором. И только спустя некоторое время, одна вещь помогла мне проникнуть туда и навещать ребёнка.

Как я была рада! И он был рад. Я стала ездить в этот город каждые выходные и всё время проводить там. Мы вместе кушали за одним столом, на тихом часу нам давали вместе погулять. Готовились к школе, играли, давала ему ласку и любовь. И он мне отвечал любовью.

Я понимала, что в рамках детского дома мне сложно ему дать большее, чем я даю. И я обратилась в органы опеки. Там мне предложили оформить гостевой режим, чтобы я могла его брать и показывать ему мир.

Я планирую быть спутником его жизни и всегда оказаться рядом, когда у него будут трудности, и всегда разделить каждую его радость. Я уже заметила, что когда ему больно, больно мне, а когда он смеётся, то хорошо на душе и мне..."

Я начала делать "книгу жизни" для Егора.

Это такая особенная "книга", которую вы заводите специально для ребёнка. Пусть это будет альбом, большая тетрадь, блок, но это должно быть что-то такое, где можно оставлять записи, вклеивать фотографии и рисунки. Желательно начинать вести её как можно раньше. Туда, по мере взросления, вписывается и вклеивается вся информация о жизни ребёнка. Это и интересные записи, события, случаи лечения болезней, интересные мероприятия, важные для ребёнка случаи, рисунки и, конечно же, фотографии. Вот такая книга.

Повстречав его раз, уже нельзя для меня остановиться и перестать любить. Егорку, маленького не по годам. Выглядел он годика на три-четыре. Егорку со светло-русыми волосами. Егорку, с чёрными, большими, временами косящими глазами. Егорку, с его незабываемой то грустной, то хитрой улыбкой. Егорку, с его большой головой. Егорку, с его больными ножками. С его маленькими, но сильными ручками.

Возможно, не слишком много я смогу для него в жизни сделать. Но одно я всё же постараюсь - чтобы в его голове никогда не зародилась мысль, что он никому не нужен.

Существует дневник наших взаимодействий, начиная с первого дня больничного волонтёрства. Это очень объёмно, долго, подробно. Поэтому приведу небольше обрывки из некоторых наших дней:

"С этого дня я почувствовала, что Егор стал ко мне как-то особенно относиться. И дело не в поцелуях и объятиях. Изменилось что-то внутри. Это было в его взгляде, словах, мимолётных действиях."

"Он переместился на диван, на котором я сидела. Ноги лежали на нём, а телом и головой он лёг на мои колени. Я обняла его и укрыла пелёнками с коляски. Он лёжа обнял меня, чтобы я уж точно никуда уйти не смогла.

И так он начал засыпать, прося, чтобы я гладила его по голове."

" Он очень любил, когда я, посадив его на колени, щекотала «кисточкой» из кончиков своих волос. И тогда я решила подарить ему «пушистика». Брелок такой. Когда я ему его подарила, он был ему очень рад и назвал его «Кисулей»."

"Отношения с Егором перешли на какой-то новый, особенный этап. Этап, когда я поняла, что я прихожу уже не просто к детям в больницу, я прихожу к нему. И он реагирует на меня совсем иначе, уже не так, как это было раньше. Он уже знает, что я вернусь и буду с ним. И всякий раз, как кто-то из взрослых, мам ли, медсестёр ли, других волонтёров, хотел с ним что-то проделать, он говорил: «Нет, а можно это Марина сделает?» Например, подмыть его, подстричь ногти, посидеть с ним, список можно продолжать бесконечно.

Может, я вкладывала в свои действия какие-то особые, нежные чувства, и его подсознание это с лёгкостью ловило..."

"Когда мы вернулись с прогулки, дети предложили мне построить домик из больничных пуфиков. Все они переместились с колясок на пол игровой, а я начала доставать пуфики...

Мы сидели в созданном нами домике и играли.

Часто ещё потом Егор любил создать маленькую берлогу, пользуясь своей пелёнкой с коляски. И он всегда бескорыстно впускал туда меня. Впускал в свой обособленный огонёк детства.

А потом я вспомнила, как сама в детстве делала такие берлоги. Под столом, под вторым этажом кровати, из стульев, из покрывал, с настольной лампой внутри. Дети, все дети на свете играли в эту игру. Они не знали, что она существует, но каждый ребёнок открывал её для себя впервые сам. Создавая свой маленький мир, дети невольно выдают общечеловеческое стремление к уюту, семье, дому. "

"Так и прошла эта долгожданная встреча после долгой разлуки. Сложно передать все эмоции, которые меня наполняли. Он не только впустил меня в своё сердце ещё сильнее, он меня из него и не выпускал.

Вот и всё… Они поехали.

Егор спросил меня, приеду ли я к нему в интернат. Я сказала, что попробую. Должна ли я ему обещать то, о возможности чего я точно не знаю? А если я верю в эту возможность, и не верю, что будет иначе?"

"Я присела перед коляской Егора. Он смотрел на меня каким-то особенным, будто понимающим взором и начал поглаживать меня рукой по голове, очень нежно. Он спрашивал, не больно ли мне. Какие всё-таки дети чувствительные создания… Он не знал что мне плохо, он этого даже не понимал. Но он чувствовал это. Чувствовал меня. И захотел помочь."

"Когда я по коридорам дошла до нулевой группы, дети смотрели телевизор, а Егор сидел на полу и в чём-то ковырялся. Когда он меня увидел, то тут же повлёк за собой куда-то играть. Всегда, когда мы с ним играли ещё с кем-то из ребят, он говорил: «Мы с Мариной будем вдвоём в команде против вас»".

"А ещё он однажды взял… и обнял меня так, что я чуть не задохнулась. А он всё обнимал и обнимал, долго не отпуская меня… А когда он всё-таки меня отпустил, он принялся яростно целовать меня. И поцеловал не менее десяти раз."

"Однажды Егор мне сказал, что у него есть папа и мама. Что маму он не знает, как зовут, а папу зовут Денис. Это он из отчества знает. И у меня проскользнула мысль: знал бы этот Денис… что его сын о нём упоминает и думает. Знал бы он, какой у него замечательный мальчишка растёт."

"А сегодня я привезла Егору специальную мозаику, которую нужно наклеить на корону. Во время тихого часа мы её смастерили. Вот радость-то была! Целый день её не снимал. Осталась до вечера, была уставшая, сидели на диване и смотрели какой-то фильм. Егор забрался ко мне на колени. В короне. И так мы начали вместе засыпать...

Потом мне стало интересно, кем хочет стать Егор, когда вырастет.

- Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

- Королём.

Вот он, мой маленький король. Короли всё могут. Пусть он маленький брошенный мальчик, который не может ходить. Пусть. Всё равно он король."

" А за обедом он кормил меня хлебом к супу. И ему это дико понравилось! Он протягивал своей маленькой ручкой мне хлеб ко рту во время моего поедания супа, а я откусывала. А потом я покормила его пюре, и мы поехали в игровую."

"У Егора сломана левая нога в тазобедренной части. Загипсована не только нога, но и пол туловища. Оказывается, этот негодяй полез на взрослый велосипед и упал. А косточки у него и так хрупкие… Вот что мне с ним делать? Ему бы хоть на костыли встать, но ведь для этого надо тренироваться! Я сходила и на подносе принесла Егору еду. Там были суп и макароны с котлетой.

Когда я начала кормить его супом, Егор сказал:

- Одну ложечку тебе, одну - мне".

"Что мне в нём нравится, так это то, что он меня слушает не потому, что я повышаю на него голос, угрожаю, кричу… как это делает весь персонал и почти все взрослые. А потому что он действительно прислушивается ко мне. Порой я слышу, как взрослые грубо кричат на него, и только тогда он начинает выполнять что-то. Я, когда прошу его что-то сделать, всегда объясняю, зачем именно это нужно. На него это очень положительно действует. И не забываю иногда отметить его хорошие качества. Ведь когда нас хвалят, мы и стараемся тянуться к лучшему. И, как ни странно, это работает…"

"Одна из этих медсестёр в этом детском доме была новенькой. Она спрашивала, откуда Егор появился в этом детском доме. Я ответила, из какого дома ребёнка. А оттуда откуда? – спрашивала она. Из роддома, ответила я. Потом посмотрела на его не забинтованную ногу и увидела маленькие шрамики, предположив, что ему делали операцию на эту ногу, когда он был совсем маленький. И тут я знала, откуда эти шрамы. Объяснила, что в пять лет ему ставили аппараты Елизарова на обе ноги. И тут я начала поражаться сама себе. Я чувствовала, что знаю каждую царапинку, каждый шрамик на его теле."

"Пришла медсестра и попросила всех выйти, оставив только меня, потому что я не отходила от своего малыша. Егора положили на что-то не очень устойчивое, чтобы нога была всё время приподнята, и он боялся упасть. Но потом привык. Я подмыла его после снятия памперса. Он лежал совсем голый. Когда начали процедуру, я держала его за руку. Потом вторую руку держала у его головы, как бы оберегая. И всю процедуру не отпускала. Врач держал нижнюю часть тела Егора, а медбрат и медсестра накладывали ему гипс."

"Сашка рассказывал про свой предыдущий детдом, Егорка рассказывал свои былинные и не былинные истории. Я задавала ему вопросы на развитие. На многое он мог ответить, что меня радовало.

Он говорил мне:

- Когда ты выйдешь замуж, я буду по тебе скучать. (Через полминуты) Не выходи замуж. (Ещё через полминуты) Я женюсь на тебе, когда вырасту. Я тебя люблю.

- Я тоже тебя люблю.

Блаженная улыбка. Без слов. Вскоре он снова начинает что-то говорить, спрашивать...

За полдником он отдал мне своё молоко и поделился вафлей, сказав:

- Это тебе на дорожку, скушаешь.

"Помню, не так давно мы с детьми сидели на полу и смотрели фильм. Егор забрался ко мне на колени, соединил мои руки у него на груди, как он любит, замочком, и углубился в просмотр фильма."

* * *

«Книга жизни» продолжается.

Марина Кадырова
5 мая 2012 года

Отредактировано Валерий (2012-05-06 09:53:16)

0

2

Валерий... На сайте http://ekklezia.ru/ можно открыть Группу, посвященную предложенной Вами теме (деятельности) - это даст возможность огромному количеству православных людей ознакомиться с предлагаемой Вами информацией и начать помогать в реализации всего, что может быть полезно для дела... После регистрации в нашей социальной сети по указанному адресу и создания Группы, мы распространим информацию о ней на ряде других социальных сетей для православных, и на сайтах и порталах, с которыми сотрудничаем...

На данном форуме, к сожалению, очень мало участников и посещений со стороны, поэтому здесь практически невозможно развернуть активную и плодотворную деятельность...

0


Вы здесь » Православный разговор » Тестовый форум » Благотворительный форум помощи детям "ЛУЧ"